вторник, 29 октября 2013 г.

Житейская история Степана Деревянко



Деревянко С.П. с казаком Лазаренко П.М.
В  краевой газете «Кубань сегодня» напечатана очередная житейская история Степана Павловича Деревянко. Написана она с присущими автору юмором и иронией. Историю эту можно назвать жизненной,  почти каждый может вспомнить подобный случай в своей жизни, когда обращение в органы оборачивается против звонившего, и он уже сам не рад, что решил проявить бдительность. В результате получается, что называется «и смех, и грех».

С НЛО - не повезло
Середина октября. Субботний вечер. Вышел из дома во двор - по­дальше от проклятого телеящика. Днем был дождь, похолодало, и воздух пряный, свежий. На небе ни звездочки, тучи закрыли землю, и тишина хрустальная: стук упавшего на железную крышу грецкого ореха слышен на два квартала. И в этой тишине вижу: движется беззвучно по небу нечто непонятное: большой круг размером с самолет-кукурузник, весь в желто-оранжевых огнях (та­кого цвета фонари на моей улице), и такими же огнями по верхней вы­пуклости перекрещенный. Не быстро движется и вращается не быстро - справа налево. Да и на высоте ме­тров триста, как кукурузник летает, потому и виден хорошо. А траектория четкая: с запада на восток. И чуть ли не через мой дом! Ого, думаю, спо­добился, не иначе НЛО, гуманоиды станицу сканируют. А диск уже чуть ли не напротив меня, и чувствую: холодок по спине побежал. Сам же вытаращился, и ни с места. Удрать бы в дом, да любопытство сильнее страха. Круг уже напротив меня и вдруг резко, под прямым углом ны­ряет в мою сторону, а потом также под тем же углом уходит на прежний курс. А меня будто сковало всего, единственное, что успел подумать: «Господи, спаси меня грешного». В общем, пошутили гуманоиды или Господь вмешался.


понедельник, 28 октября 2013 г.

Баллада Василия Мовы "Казачьи кости"

Памятник Мове В. на х. Сладкий Лиман
 Чумаченко В.К. разместил на форуме «Писатели в Люботине (Василь Мова)» перевод на русский язык самого известного поэтического произведения В. Мовы, баллады «Козачий кістяк». Автор перевода Н.Браун. Чумаченко обращает внимание на парадоксальность выводов, которыми заканчивается стихотворение. «Все написано словно о сегодняшнем дне». Есть это стихотворение и в первом номере журнала «Родная Кубань» за 2002 год. Но там оно значительно сокращено, выброшены целые строфы о казачьих панах и попах, которых Мова назвал гнилыми столпами церкви. Думаю, нельзя в угоду политике или в силу собственных иных духовных воззрений подгонять автора под себя, тогда это будет другой автор, а не Василий Мова. Из песни слов не выбросишь. Знакомим читателей с полным текстом баллады.

Василь Мова (Лиманский)
КАЗАЧЬИ КОСТИ
На плуг налегая, идет хлебороб,
И каплями пот оросил его лоб;
Но что-то хрустит, упирается плуг. —
Скелет из-под лемеха выглянул вдруг.

вторник, 22 октября 2013 г.

Взгляд краеведа Бардадыма на творчество В.Мовы



Вчера мы познакомили своих читателей с исследованием В.К.Чумаченко о жизни поэта Василия Мовы. Сегодня представляем несколько иной взгляд на творчество нашего земляка. Его изложил в своём очерке известный краевед и писатель Виталий Петрович Бардадым.

Поэт Василий Мова
Две степные реки — 200-верстные Челбасы («Ковш воды») и поменьше Мигута — неторопливо несут свои воды в лиман, назван — Сладким. Этот водоем, площадью 21 квадратный километр, как гигантская голубая чаша сияет в блеске дня, а ночью отражает звезды небесные. При половодье он переполняется, выходит из берегов и сливается с другими восемью лимана­ми, которые длинной цепочкою тянутся до само­го Азовского моря. Любопытно, что некогда Слад­кий Лиман (потому и назван так казаками) имел сладкую воду, а ныне, несмотря на то, что через свою котловину пропускает сток двух рек, его питающих, вода в нем соленая. Однако название свое он не торопится менять.
Около этого Сладкого Лимана, возле устья реки Мигута, был заложен хуторок, названный по имени лимана, принадлежавший сотнику Чер­номорского казачьего войска Семену Ивановичу Мове. Человек он грамотный; ум имел быстрый и сметливый, а в «исправности» казачьей и в хо­зяйственных делах отличался усердием и рачи­тельностью.
Новый год, 1842-й, принес Семену Мове большую семейную радость — 1 января родился первенец, названный по святцам — Василием — в честь Святого Василия Великого, одного из от­цов Восточной Церкви, выдающегося богослова и подвижника.
В тот же год Семен Мова, отдав военной службе 16 лет, вышел в отставку и получил место смотрителя Челбасского и Бейсугского гирла – должность весьма прибыльная: на столе всегда свежа осетрина, балы, чёрная икра, вяленая шемая, истекающая жиром. Для горилки – гарная закуска. Ну и, конечно, дом Мовы был полон друзей и гостей, кумовьёв и сватов.
Семён Мова, не имея сам достаточного образования, так как негде было учиться в Черномории, к учёбе относился с почтением («Ученье свет, а неученье тьма», — говорил он) и решил хорошо выучить своих детей. Василий и — на два года младше его — Николай после Войсковой Гимназии в Екатеринодаре поступили в Импера­торский Харьковский университет. О третьем сыне Анисиме у меня, к сожалению, нет сведений. Дочь Пелагея окончила в 1871 году Кубанское Мари­инское училище. В дальнейшем братья, получив­шие блестящее университетское образование, пре­подавали в этом училище русский язык и словес­ность, а их сестра работала классной дамой. Так-то вот жилось при царе-батюшке. Но у Василия Мовы под влиянием революционно-демократичес­ких идей, идущих с Запада, еще со студенчества зрел романтический идеал «незалежной Украйны», вылившийся в последствии в политическую доктрину — в самостийничество, которое, вопре­ки историческим фактам, насильно разрывало на части единый Великий Русский Народ, состоящий из трех кровных ветвей, и единую землю Россий­ской Империи делило на территориальные кус­ки... Именно в этом и заключался весь революци­онно-демократический дух украинофилов, начи­ная от их лидеров Т.Г. Шевченко, П.А. Кулиша, Н.И. Костомарова и кончая И.Я. Франко, М.М. Коцюбинским, М.С. Грушевским и К0. Лукаво служа России, пользуясь ее благами и покрови­тельством, они, проникнутые духом мазеповщины, фактически предавали ее исконные интересы, ввергая весь Русский Народ (включая украинцев) в кровавую смуту...

понедельник, 21 октября 2013 г.

Казачий литератор Василий Мова



Мова В.С. (1842-1891)
Имя нашего земляка Василия Мовы навсегда вошло в историю кубанской литературы. Его стихи и поэмы, драматические произведения являются яркими художественными документами о жизни черноморцев. Благодаря им мы можем зримо представить, какими были наши предки, о чем мечтали и грустили, во что свято верили. Василий Мова призывал молодых казаков упорно учиться, овладевать науками, ибо так можно возродить былую славу казачества.
Во всех литературных энциклопедиях В.Мову называют украинским писателем, в его честь названа одна из улиц города Львова. Не забываем своего земляка и мы. Стараниями краевого фонда памяти возле  школы №20  установлен памятный знак – «Кубанскому казаку, поэту и прозаику Кубани, уроженцу хутора Сладкий Лиман – с благодарной памятью жители Каневского района». Случилось это событие 21 мая 2004 года. Через многие десятилетия сбылись слова самого Василя Мовы: «…Забудется iмья моё, а сердце в далёкому потомстве одозвёться…».
Родился В.С.Мова 1 (12) января 1842 г. в хуторе Сладкий Лиман в семье  сотника Черноморского казачьего войска, казака, ставшего атаманом Стародеревянковского куреня. Расположен хутор в устье речки Мигуты,  поэтому Мова брал себе ещё псевдонимы:  В. Мигульский и В. Мигученко. Учился на юриста. Был учителем, следователем и мировым судьей. Печататься начал в 1861. Писал стихи, поэмы, драматические сочинения и рассказы. Автор поэмы «Ткачиха» (1886) о судьбе девушки-крестьянки, попавшей на городское «дно». В драматических сценах «Старое гнездо и молодые птицы» нарисована картина разрушения патриархальных отношений в казацких семьях. В стихах и поэме «В степи» (1883) Мова показал процесс обнищания крестьянства, переселение украинских крестьян в кубанские степи в поисках лучшей доли.

среда, 9 октября 2013 г.

Виктор Лихоносов о творчестве Кузьмы Катаенко



Готовясь к юбилею нашего  писателя-земляка К.Ф.Катаенко, мы долго искали хотя бы какие-то литературоведческие статьи о его творчестве. Но даже во всезнающем Интернете их почти нет. Только Виктор Лихоносов в своей книге «Волшебные дни» поместил очерк о писателе, в котором описывает его как хорошего солнечного человека и немного касается его самобытного таланта, которому не дали развиться. Представляем здесь этот очерк, называется он «Казак». А также советуем познакомиться с нашим библиографическим пособием "Народный писатель Кузьма Катаенко".

КАЗАК

Людей вокруг много, всегда есть кому позвонить, всегда нечаянно кого-нибудь встретишь, поболтаешь, узнаешь от него новости, каждый день откуда-нибудь придет письмо, неожиданно появится гость, неплохой, но не тот. Живу в городе и в Пересыпи с теми, кого бог послал. Но вот проснулся утром, позавтракал, уставился в серое зимнее окно и задумался о годах, которые уже прожил. Много ли прожил с теми, кто был тебе нужен, интересен, кто высекал в тебе искры душевной радости, покоя, страсти к жизни, к ее бесконечному разнообразию или кто вдруг пробуждал в тебе благостное чувство народного, чувство корневое, сошедшее с покрова душ вековых? Звонок в дверь. Кто там ко мне еще? Это соседка пришла к супруге.
Мне вдруг хочется, чтобы зашел ко мне Кузьма Филиппович Катаенко.
Но Кузьмы нету нигде. Он назад к нам не вернется. Я сижу и слушаю его… По памяти. И не замечаю, что улыбаюсь.
— Ты думаешь, что я страдаю оттого, что ваша братия из тридцати двух членов не увековечит меня? Думаешь, я от этого целые ночи ничего не ем, а целые дни не сплю? А ничуть не бывало. Ем и сплю, потому что душа моя спокойна: я уже увековечен!

воскресенье, 6 октября 2013 г.

Юбилей народного писателя Кузьмы Катаенко



Катаенко Кузьма Филиппович

12 октября – знаменательная дата в истории кубанской литературы, мы будем отмечать 110-летие старейшего из наших писателей-земляков. Кузьма Филиппович Катаенко - уроженец станицы Челбасской. Он очень гордился своей малой Родиной. «Неплохо бы вам всем в Союзе писателей знать, что в моей станице Челбасской было около двадцати тысяч населения. Четыре казачьих школы, одна женская гимназия, две иногородних средних, три начальных, приходская и несколько частных. Ходил я в школу в военной казачьей форме, черкески украшены газырями». Родился Кузьма Катаенко в 1903 году в бедной крестьянской семье. Учиться в школе ему почти не пришлось. Будущий писатель прошел горьковские «университеты»: с детства батрачил, был пастухом, пахал землю, работал разнорабочим на маслозаводе, в лесничестве, в совхозе «Кубанская степь», продавцом, подмастерьем сапожника, бурильщиком. Он  жадно тянулся к книге –  уже взрослым окончил рабфак в Харьковском университете, получил высшее образование.
В годы Великой Отечественной войны он прошёл путь от Кубани до Чехословакии, от рядового бойца до командира отдельной роты. Орденами и медалями был отмечен его боевой путь.  Кузьма Катаенко, боровшийся с бандитизмом, строивший новую жизнь, прошедший дорогами Великой Отечественной войны, об увиденном и пережитом поведал в многочисленных рассказах, очерках, газетных выступлениях. Он автор романов «Наши девушки»,  «Калиновый цвет», «Живые встретятся». Прообразами героев стали многие одностаничники автора.